Menu

Российский капитал в Польше по-прежнему пугает. Но не всегда

За последние 20 лет, Россия вложила за рубежом 413,2 млрд. долларов. Речь идет о легальных прямых инвестициях, например, покупка заводов. В Польше россияне инвестировали в прошлом году, в общей сложности 675 миллионов долларов. Такую цифру назвал министр Радослав Сикорский во время встречи с министром Лавровым в декабре 2013 года.

По-прежнему крупнейшей  российской инвестицией в Польше является ОАО EuRoPol Gaz, владелец польского участка ямальского газопровода, половину акций которого контролирует Газпром. Польша составляет лишь 0,16 % всех российских иностранных инвестиций, а мы соседи России, к тому же с самой большой экономикой в Центральной Европе.

- Существует гигантская область для  польских инвестиций в России и российских в Польше – сказал во время Экономического Форума Польша – Россия, представитель ПАИиИИ Славомир Майман.

Но очередной раз попытка вложить большой российский капитал в Польше - взять под контроль группу Azoty российской компанией Акрон – вызывает истерику у некоторых СМИ и политиков.

Аналогичная истерика напугала несколько лет назад российский Лукойл, который хотел взять под контроль тогдашний Гданьский НПЗ. В июле 2002 года, Лукойл, вместе с британским консорциумом Rotch Energy подал заявку на приобретение 75 % акций в НПЗ. Тогдашний министр Веслав Качмарек был готов продать НПЗ россиянам. Он публично говорил, что это хорошее предложение. Однако премьер-министр Миллер побоялся политической авантюры. В итоге, сделка не была заключена.

Но российской нефтяной компании удалось выйти на рынок. В 2007 году Лукойл завершил сделку по приобретению европейской сети станций Jet от американской компании ConocoPhillips. Таким образом, он стал владельцем десятков заправочных станций в Польше, и сегодня их почти 120.  Это не привело к большим спорам, хотя  на интернет-форумах обсуждается бойкотирование  заправок Лукойл , из-за действий России на Украине. Сеть работает по принципу франшизы, и бойкот ударил бы по польским предпринимателям и работникам.

В сентябре 2011 года представитель крупнейшего российского банка Сбербанка, принадлежащего частично Банку России, объявил, что заинтересован входом на польский и турецкий рынок. Он имел ввиду банки, владельцы которых, по-видимому, задумывались над продажей: Bank Millennium, Кредит Банк или Alior Bank. За это время, российский финансовый гигант купил 100% акций австрийского банка Volksbank International (VBI). Председатель Сбербанка Герман Греф публично заявил, что VBI поможет ему в экспансии в Центральную Европу. Приобретенный австрийский банк, активы которого составили 9,4 млрд евро, имел сеть филиалов в Боснии и Герцеговине, Хорватии, Словении, Сербии, Чехии, Словакии и Венгрии. В июне 2012 года Сбербанк купил у бельгийско-французской Dexii турецкий Denizbank. Но на польский рынок ему войти не удалось. Представители банка встретились осенью 2011 года с руководителями  Комиссии Финансового Надзора , чтобы объяснить им свою стратегию, но, видимо, не получили зеленый свет.

 

Два провала

Ранее, российский инвестирующийся капитал в банковскую сферу в Польше потерпел два провала. В 1991 году Давид Богатин, русский еврей с американским паспортом, основал первый коммерческий банк в Люблине. На Богатина было возбуждено уголовное дело по американскому закону, и он был депортирован в наручниках в США. Совладелецем другого банка – Попечительско-Гарантийного банка (ранее банк Леонард) - был вначале 90-х, Сергей Гаврилов, человек с несколькими паспортами и связями с бывшими советскими службами. За деятельностью Гаврилова, который в середине 90-х имел отличные контакты со многими польскими политиками и бизнесменами, следили польские службы, которые подбросили на него компрометирующие сведения в средства массовой информации. После этого голова НПБ в апреле 1997 года отозвал разрешение на работу БПГ. В 1999 году Гаврилов безуспешно пытался получить визу в Польшу (он использовал российский паспорт). Ликвидированным банком БПГ заинтересовался Московский Национальный банк, который хотел покрыть 70% акций, но в конечном счете, банк был перенят немецким Dresdner Bank-ом.

Однако нужно сказать, что есть компании работающие в Польше с российским капиталом, которые не вызывают отрицательных эмоций - например, ООО Kaspersky Lab Polska или ООО Luxoft Poland. Обе они работают в IT-индустрии и дают работу сотням высококлассных специалистов в Польше. Короче говоря - мы боимся российских энергетических и финансовых гигантов. Капитал, представляющий другие отрасли мы принимаем с радостью. Наш страх перед российским капиталом преувеличен. У соседей: словаков, чехов, венгров, австрийцев – нет подобный возражений, и российский капитал в их странах создает тысячи рабочих мест. Российский капитал, в конце концов, может прийти к нам через черный ход - покупая западные компании, которые уже есть в Польше.

Ссылка на источник

добавить на Яндекс