Menu

Украина проиграла по собственному желанию - разговор с д-р. Андреем Запаловским

Кризис на Украине продлевается, и скорее всего - невзирая на перемирие - будет по-прежнему длиться. В то же самое время, мы видим определенную "усталость" Запада и первые официальные голоса против санкций по отношению к России. Каковы перспективы окончания этого кризиса?

- Украинское государство, в нынешнем состоянии, исчерпало все свои возможности ведения эффективной операции против сепаратистов. Решение Порошенко о заключении перемирия и является этому весомым доказательством. Влияние на это осуществляют несколько факторов. Во-первых, трагическое экономическое положение и несколькопроцентный спад ВВП, который может достичь в конце этого года двузначного результата. Следующим фактором является общественная ситуация в стране, возникающая из непрерывного обнищания общества и угрозы взрыва еще одного Майдана в социальном обличии. Также, очень большие потери украинских войск (которые скрываются) влекут за собой общественные протесты, требующие окончания войны. И это касается не только центральной Украины, но и также уже в западных регионах.

К этому относятся также и проблемы с военной техникой, которой Украине начинает не хватать, потому что по разным оценкам, украинская армия потеряла несколько сотен танков и БМП. А также авиация, потерявшая из-за сепаратистов около сорока самолетов и боевых вертолетов, исчерпывает свои возможности ведения борьбы.

Для сепаратистов перспективы зимы и ухода за несколькими миллионами людей в Донбасе, которые проживают на территориях под их руководством, кажутся крайне сложными в реализации. Однако,  самой большой проблемой для Киева является то, чтобы исключить из конфронтации с Россией на востоке западную Украину, из-за которой с каждым разом более выразительно просматриваются ненужные потери, возникающие из-за их влияния. Не идет здесь речи о потерях, которые уже понесли, а лишь о тех, с которыми будет иметь дело, в результате падения украинской государственности под ударами внутренних потрясений, которые ожидают это государство, и элементами чего могут быть: миллионный "уход" населения в ЕС, и потребность затрат денег в размере миллиардов евро на стабилизацию Украины.

Дала ли, по Вашей оценке, Украина себя "обмануть" и бросила вызов России, в надежду, также как и Саакашвили, на милитарную поддержку Запада? А теперь ее власти разобрались, что это не так, поэтому  и пытаются спровоцировать Запад на такую интервенцию?

- Несколько месяцев назад был еще шанс на решение проблемы сепаратизма в восточной Украине посредством внесения изменений в конституцию, в виде федерализации страны. Однако правительство в Киеве, в котором доминируют националистические среды, приняло решение о силовом решении проблемы. Верило, что подавит мятеж с помощью вооружения. Оказались, однако, что стремление восточных регионов страны, к автономии, и поддержка России настолько велики, что эти намерения повлекли лишь смерти тысячи людей и разрушение громадных участков страны. А также безответственные гарантии Запада, а прежде всего США, по решению конфликта, привели до войны на, сравнимом в плане демографии и соразмерности с Грузией, Израилем, а также со всей Прибалтикой вместе взятой, пространстве.

Киев сам попал в ловушку Грузии 2008 года, где была развязана война с Россией и оставлено Тбилиси только в связи с дипломатической поддержкой. Фрустрация грузинов привела к краху Саакашвили.

Как на этом фоне оценивать политику Польши?

- Польша вписывается в сценарий Вашингтона, а не Брюсселя. Так, мы действительно поддерживаем дело США на Украине, но мы требуем компенсаций за экономические потери у Брюсселя. Эта политика привела до изоляционности Варшавы на самом существенном этапе ведения переговоров, касающихся мира на Украине. Это и Берлин, который в начальной фазе конфликта был сдержан, а теперь перешел в наступление, как стабилизатор в регионе. Подобно, бессмысленная борьба с Лукашенко руками польского меньшинства на Беларуси, привела до ситуации, где уничтожены структуры Союза поляков на Беларуси, и Польша стала государством, которое исключено из разговоров в Минске.

Рафал Земкевич был прав, говоря, что Польша безоглядно поддерживая Украину, станет в будущем большим  врагом России сразу, после Украины, подобно как и миниатюрная Литва.

В последнее время, усиливаются голоса, что поляки должны одобрить то, что украинцы строят свою идентичность на традиции ОУН-УПА. Писала об этом Anne Applebaum, а Казимир Вуйчицки просто возвал к тому, чтобы поляки признали Романа Шухевича своим героем. Это ли не безумие или даже обдуманная стратегия?

- Это обдуманная стратегия, которую реализовывают в течение многих лет Соединенные штаты, Канада и Германия. Это ведь до восьмидесятых годов Микола Лебед (в сороковых годах XX века, председательствующий в Организации Украинских Националистов, когда Бандера был интернирован,  он исдал поручение о резне поляков на Волыни) был одним из самых важных американских агентов в Восточной Европе. Это тогда возникла концепция поддержки крайнего украинского национализма, который идейно направлен, в основном, против России. То, что был он направлен идейно против Польши, просто не замечается. А ведь это фатальная ошибка, с которой польское общество должно бороться. Несколько месяцев назад обращал на это внимание Генри Кесингер, говоря, что это будет, в будущем, главным препятствие в интеграции Украины в Европейский союз и НАТО. Остается лишь полностью согласиться с этим опытным политиком.

Ссылка на источник

добавить на Яндекс