Menu

Поляки стали европейскими евреями, или Миром правят деньги

Недавно во время моего пребывания в Словакии один житель этой прекрасной страны сказал, что, по его мнению, все поляки – евреи. Я немного посмеялся про себя, потому что автор высказывания не догадывался, что я поляк. Однако через некоторое время я начал задаваться вопросом, как это происходит, что соседние народы нас, поляков воспринимают евреями? Здесь следует добавить, что неоднократно подобные заявления я слышал из уст россиян, украинцев и белорусов. При этом глава американского ФБР недавно обвинил поляков в антисемитизме в период Великой Отечественной войны…

В современной Польше действительно существуют ведомства или общества, которые явно каким-то загадочным образом были обсажены потомками царя Давида. Примером здесь может быть наш МИД, который некоторые поляки в шутку называют Министерством иностранных дел в Польше, а не как должно быть Министерством польских дел за рубежом, но оставим эту тему. Таким образом, с одной стороны, наши соседи воспринимают нас евреями, а с другой - звучат обвинения в наш адрес в антисемитизме. Но правда, как всегда лежит где-то посередине.

История евреев в Польше насчитывает сотни лет. Вот что по этому поводу говорит Википедия: "Король Казимеж III Великий считается протектором евреев в Польше. В 1334 году Казимеж Великий освободил евреев из-под юрисдикции немецкого права, и с этого времени еврейские муниципалитеты непосредственно стали подчиняться королевским судам. По решению Казимежа Великого, защищающего безопасность и интересы евреев, Польское Королевство стало убежищем безопасности семитских народов, изгнанных со всей Европы. Со времен основания Королевства Польского с помощью созданной в 1569 году Речи Посполитой вплоть до периода бедствий, войны, восстания Хмельницкого и шведского нашествия в XVII веке Польша была одним из самых толерантных государств Европы, стала домом для одной из крупнейших и наиболее динамично развивающихся еврейских общин. Не случайно также современники называли тогдашнюю Польшу раем для евреев (лат. paradisus Iudaeorum), а краковский раввин Моисей бен Израель Иссерлес, живший в шестнадцатом веке, подчеркивал, что если Бог не дал бы евреям Польшу в качестве укрытия, судьба Израиля была бы действительно невыносимой".

Логичным является то, что в течение такого длительного периода население еврейского происхождения в Польше ассимилировалось с поляками, в связи с чем многие поляки, вероятно, в той или иной степени имеют какие-то еврейские корни. Именно это, возможно, может объяснить то, как нас видят наши соседи.

На размышления должен наводить также польский довоенный антисемитизм, последствия которого мы должны были, очевидно, пожинать во время немецкой оккупации. На эту тему пишет польский историк Михал Липа: "Борьба против еврейского населения приобретала в период 1935-1939 разнообразные формы - начиналась от законодательной деятельности, такой, как запрет на ритуальный забой животных, закончилась жестокими нападениями на людей. Помимо действий, мешающих евреям функционировать в польском обществе, таких как экономический бойкот и трудности в некоторых профессиях, были и убийства.(...) В октябре 1938 г. немецкие отряды за одну ночь отвезли на границу с Польшей от 17 до 20 тысяч евреев, имеющих польское гражданство. Правительство в Варшаве отказалось их принять, одновременно выселив из страны евреев, имеющих немецкое гражданство".

Чем более истеричны реакции на заявления об антисемитизме времен войны в Польше, тем более, так сказать, человек начинает задаваться вопросом о причинах этой истерии, и в голову лезут мысли, что, может быть, это правда? История еврейского населения в Польше, несомненно, очень стара, однако, я хотел бы от нее плавно перейти к теме денег. Деньги правят миром, мало кто знает об этом так хорошо, как граждане Израиля, которые уже много лет добиваются от Польши астрономических компенсаций за потерю здесь во время войны своего имущества. Сила денег – эта истина стара как сам мир, однако ее напоминание позволит нам понять также простые и очевидные механизмы, приведшие к русофобии польских чиновников и политиков. Несмотря на хвастливые заявления о европейских стандартах, господствующих в Польше, правда заключается в том, что в нашей стране во многих областях жизни мы имеем дело со смесью капитализма XVI века и коммунизма эпохи Леонида Брежнева. То мы закрываем беженцев в тюрьмах, то есть в так называемых центрах для беженцев, то мы не пускаем байкеров из России под предлогом отсутствия какой-то бумажки или, в конце концов, мы закрываем людей в тюрьму за кражу батончика, стоимостью в 99 грошей.

Моя подруга - эмигрантка, проживающая в Польше, недавно сказала мне: "Вода и коммунальные услуги у вас стоят как бриллианты", и далее: "Польша хороша только в одном плане – из нее можно уехать”. Пусть ее слова будут хорошей картиной жизни в стране между реками Буг и Одер. В стране над Вислой чиновники судорожно держатся за свои стулья и готовы подписаться под наиподлейшей чушью, лишь бы не быть уволенными с работы. Псевдо эксперты в учреждениях, финансируемых правительством, придумывают все более и более глупые теории, касающиеся нашей недавней истории и отношений с Россией. Примером может послужить памятник генералу Черняховскому, присутствие которого в деревне Пененжно, по данным последних "открытий", якобы несовместимо с польскими национальным интересом.

Политики, после консультаций в одном посольстве, легкой рукой разбазаривают государственные средства на ракеты и бомбы, которые помочь Польше не в состоянии. 15 миллиардов долларов Польша заплатит за систему воздушной обороны, произведенную в известно какой стране. Для иллюстрации добавлю, что за 15 миллиардов долларов в Польше можно купить 260 тысяч квартир, и пусть эта визуализация будет реальной иллюстрацией так называемой просемейной политики правительства Польши, настоящим девизом которой должны быть слова любовницы короля Людовика XV - Мадам де Помпадур: "После меня - хоть потоп".

Польские политические элиты довели, таким образом, до невиданного до сих пор в истории Польши массового эксодуса поляков за границу. В течение последних двух десятков лет из страны в изгнание уехало примерно 3 миллиона человек. И, таким образом, поляки так же, как когда-то евреи могут стать народом, у которого не окажется собственной страны. Только найдется ли тогда средь нас свой Моисей?

Томаш Оманьски

Ссылка на источник

добавить на Яндекс