Menu

Секретный швейцарский пакт. Экономическое цунами. Часть III

Однако этот контролируемый распад прошел не полностью спокойно. Публикация статьи в "Le Figaro" вызвала колоссальные падения на биржах и настоящие сейсмические колебания на финансовых рынках. Новая учредительская группа сохранила, правда, евро, но предупредила, что готова выпустить новую валюту, если этого будет требовать ситуация. В быстром темпе "семерка" объявила конец всяческого сотрудничества в рамках Шенгенского соглашения. На внешних границах "семерки", в том числе на польско-немецкой, ввели очень традиционный, родом из XX века, пограничный контроль. Всех въезжающих в Германию детально опрашивают, сколько денег у них с собой и не собираются ли они устроиться на работу в ФРГ. Компании из стран ЕС, не являющихся членами "семерки" получили приказ заново пройти регистрацию и предоставить планы выхода с французского, немецкого, итальянского, австрийского рынков и рынков Бенилюкса. Приостановлен прием студентов из других стран в вузы в странах "договора из Сьон", однако позволено закончить учебу тем, кто её уже начал.

Наиболее болезненно изменения в Европе отразились на фермерах. До сих пор деревня, особенно польская, жаловалась на Европейский Союз и поддерживала партии, критикующие механизмы ЕС и даже призывающие к развалу ЕС. Однако в тот момент, когда буквально в течение нескольких часов, рухнул европейский фермерский рынок, польские фермеры начали протестовать и требовать от польского правительства спасения Союза и включения их в новую организацию. Протесты ничего не дали.

 


Европейская Ассоциация

Через две недели после публикации статьи в "Le Figaro", государства "семерки" отозвали своих представителей из всех учреждений ЕС, и, кроме того, сняли флаг ЕС со всех своих посольств. Это было началом символического конца ЕС. В особо сложную ситуацию было поставлено 19 государств, которые не особо представляли, как сохранить себя в учреждениях Европейского союза. Углубляющийся хаос мог быть прекращен только созывом специального саммита государств Европы. Было решено, что он пройдет в двух частях. Сначала страны Евросоюза объявят ее конец, а затем "семерка" соберётся в своем кругу и объявит восстание Европейской ассоциации, символом которого будет портрет Карла Великого.

Правительство в Варшаве столкнулось с невообразимыми до недавнего времени социальными и экономическими проблемами. Были частично парализованы не только крепкие отрасли экономики, но и такие области, как здравоохранение. Оно начало серьезно сбоить в области сотрудничества между польскими больницами с западноевропейскими и даже в сотрудничестве технологических учреждений. Компании, обслуживающие медицинские устройства, особенно самые дорогие и самые передовые, столкнулись с колоссальными проблемами в обслуживании больниц в Европе, потому что в списке их клиентов были, например, те, что находятся в Польше, Венгрии, Германии, Австрии и Швейцарии. Ограничения свободы передвижения, пограничный контроль и рост цен на телефонные звонки стали для них смертельным ударом.

Распад ЕС вызвал также тревогу в НАТО и Соединенных Штатах, от которых в Польше всегда многое зависело. Даже такие мелочные вопросы, как вопросы пребывания военных из стран Западного альянса на территории Польши начали усложняться, а ликвидация Шенгена означала, что армия и другие службы не могли свободно проводить тренировки и контактировать без оглядки на границы. В Вашингтоне это быстро заметили и начали сигнализировать союзникам о необходимости изменения принципов действия НАТО либо его ликвидации.

Удар по имиджу

Хотя правительство в Варшаве считалось с распадом ЕС и убеждало общественное мнение расстаться с Союзом, оно не предвидело многих явлений, может быть, ключевых для внутренней и внешней политики Польши. Внешняя политика резко пострадала в результате полного краха имиджа Польши в странах бывшего СССР. На Украине, в Белоруссии, в Казахстане и уж особенно в России, Варшава перестала быть столицей союзного государства и в какой-то мере представляла противостояние Запада против Востока. Поэтому Киев, Москва, Минск и Астана быстро потеряли интерес к Польше и перекинули свои интересы на Берлин, Париж и Вашингтон. Очень быстро, буквально через 1-2 месяца после публикации в "Le Figaro", все эти страны, действуя независимо друг от друга, сократили дипломатический персонал в польской столице, а Россия даже отозвала посла. Однако эти дипломаты не вернулись в страны, которые представляли, их быстро направили к "семерке", чтобы они наблюдали за строительством новой европейской организации. В свою очередь, во внутренней политике Польши распад Европейского Союза породил активизацию социального расслоения. Примерно 60 процентов поляков добивалось от правительства присоединения к нео-ЕС, но правительство, нерасположенное к дальнейшей интеграции, исключило такую возможность. Поэтому оппозиция объявила серию протестов и забастовок под знаменем возвращения в Европу. Это практически парализовало страну и привело к великому хаосу.

И, наконец, в отношениях с Соединенными Штатами и Канадой Польша, как государство, не входящие в ЕС, потеряла особый доступ на рынки. В срочном порядке Варшава обратилась к партнерам из-за океана с предложением заключить соглашение о свободной торговле. Но Вашингтон и Оттава даже не нашли времени на ответ, дав понять, что не имеют никакого интереса к расширению торговых систем в разрушающейся и непредсказуемой Европе. Впрочем, уже много лет внеевропейские страны Запада строили особые экономические отношения с Азией и Южной Америкой, которые заменили разваливающийся рынок ЕС.

Продолжение следует

добавить на Яндекс