Menu

Иммигранты с Востока и Запада: кому в Польше жить хорошо?

Они приезжают из более или менее отдаленных уголков мира, чтобы поселиться в Польше. Они ищут работу, борются с польской бюрократией, учат язык - и борются со стереотипами. О своей эмиграции они охотно рассказывают, хотя не всегда им здесь живется хорошо. И задумываются над тем, правда ли, что иностранцам с «богатого Запада» в Польше легче, чем с «бедного Востока».

Джиму 32 года, из которых 7 он живет в столице Верхней Силезии. Он родился в США, в интеллигентной семье с хорошим положением в обществе, сам тоже учился в колледже, где изучал историю. Решение о переезде в Польшу ему продиктовала ситуация: он приехал, планируя оглядеться, оценить, легко ли ему будет найти работу. Оказалось, что американец в Польше - очень желанный гость. Он остался, влюбился и о возвращении на родину сейчас не думает.

«Я думаю об этом, но окончательно еще не решил, - отвечает он на вопрос о том, планирует ли он остаться в Польше навсегда. - Я не исключаю, что когда-нибудь уеду отсюда. Моя девушка свободно говорит по-английски, поэтому у нее не будет проблем, если когда-нибудь мы решим переехать в США», - добавляет он.

Но в Польше ему очень нравится - работу он нашел за несколько дней, почти все языковые школы хотели заполучить американца, его засыпали и предложениями из частных учебных заведений. Как у иностранца, у него никогда не было проблем с формальностями - он без проблем смог купить жилье, записаться на курсы, найти работу. Он утверждает, что все это мотивирует приехать и остаться навсегда.

«Я уже несколько лет являюсь индивидуальным предпринимателем - так же, как и все известные мне эмигранты из англоязычных стран. Я все себе сам оплачиваю. Мне кажется, что в вашей стране легче получить гражданство, чем заключить трудовой договор!»

Джим уверяет, что в Польше к нему относятся очень хорошо. «Поляки гостеприимны и дружественны, как минимум по отношению к иностранцам. Люди разного возраста и разных поколений хотят поговорить со мной и завязать дружеские отношения».

По-польски он все еще говорит довольно плохо, но записался на курсы, а дома пытается разговаривать со своей девушкой на ее родном языке. «Польский язык очень сложно выучить, но мне нравится преодолевать препятствия. В начале я выучил несколько основных, самых простых слов и оборотов, которые помогают мне находить общий язык с людьми каждый день. Конечно, каждый слышит и знает, что я иностранец, но мои собеседники всегда очень снисходительны и знают, как сложно мне преодолевать языковой барьер. Кроме того, большинство поляков говорит по-английски очень хорошо, город, в котором я живу, привлекает туристов и иностранцев. Но я и так большую часть времени стараюсь говорить по-польски».

На вопрос о культурных различиях он разражается смехом: «Они незначительны, - говорит он. - У вас меньше кофе и больше пива. Везде довольно много полиции и охраны, ну, и еще эти сложные, полные поворотов и дверей коридоры, ведущие к общественным туалетам... А если серьезно - типичный поляк и типичный американец имеют друг с другом много общего. Польские национальные недостатки? Не знаю. Единственное, что меня нервирует, это что в магазинах не разменивают деньги, даже маленькие купюры. И то, что при приветствии нужно постоянно подавать всем руку. И так все время!»

Джим признает, что его происхождение оказывает большое влияние на то, как к нему относятся поляки. «Мне кажется, что американцы и англичане пользуются тут исключительным статусом. На нас смотрят, как на самых богатых людей, некоторые даже относятся ко мне так, будто я с другой планеты... Но создается впечатление, что к моим знакомым россиянам и чехам относятся как-то иначе, хуже».

Граница, расположенная между бедным Востоком, к которому относится Польша, и богатым Западом для него постоянно видна. «А еще больше, когда приезжают мои знакомые. Они в шоке, что тут так дешево, они думают, что тут жизнь, как в раю, пока не слышат о том, сколько составляет обычная, средняя зарплата. Они не хотят верить, что люди могут выжить на такие деньги, что недвижимость стоит столько же, сколько во Флориде. Мой отец думал, что я его обманываю, когда рассказываю, что здесь живут несколько человек на площади 40 кв. метров. А мама, прежде чем приехала, спрашивала, нужно ли сделать какие-нибудь прививки...»

Анне 30 лет, из которых 12 она живет в одном из крупнейших польских городов. Она родилась в русскоязычной семье с польским происхождением на Украине, там же училась в одной из русскоязычных школ. Хотя в своем родном доме она говорила исключительно по-русски, вся ее семья, очень католическая, ежедневно молилась по-польски. Выбор Анны был полностью осознанным и продуманным - она приехала в Польшу, планируя остаться здесь навсегда. Она признается, что, живя на Украине, никогда не чувствовала себя «как дома», всегда считала, что именно Польша является ее настоящей родиной, что именно здесь ее корни.

«Когда я приехала сюда, то не чувствовала себя иностранкой, - говорит Анна. - Но что с того, если почти все вокруг таковой меня считали? Я с самого начала хотела тут жить, в глубине души я всегда чувствовала, что я полька, которая вернулась с чужбины спустя долгие годы».

Приехав в Польшу, Анна почти не знала польского языка, ее знакомство с которым ограничивалось выученными в детстве молитвами. «В начале я фактически говорила по-польски очень плохо, но я сумела разобраться. Быстро записалась на курсы языка для иностранцев, меня зачислили в русскоязычную группу, поэтому я не чувствовала себя изолированной. У меня были большие амбиции и я прилежно училась, потому что у меня была сильная мотивация. Почти одновременно я начала учиться на русистике, после окончания которой поступила на полонистику».

Сейчас у Анны почти нет проблем с общением по-польски, ее происхождение выдает лишь легкий восточный акцент. «Это мой самый большой кошмар. Я живу в Польше уже более 10 лет, сейчас у меня польское гражданство, но мой акцент приводит тому, что люди принимают меня за «иностранку». У меня все время спрашивают, откуда я приехала. Все-таки я чувствую себя полькой и я полька, а здесь постоянно слышу, что я точно украинка или россиянка. Мне кажется, что это не уровень знания языка, а именно акцент определяет то, являешься ли ты полноценным поляком».

Хотя Анна приехала в Польшу, не зная польский язык, у нее не было никаких проблем с поиском работы - в языковых школах ей предложили проводить занятия, а когда она дала объявления о репетиторстве, к ней обратилось много людей, и время от времени ей давали тексты для перевода. «Было непросто, но я этого и не ждала, - уверяет она. - Проблемы начались, когда, еще не имея гражданства, я захотела работать в государственной школе. Оказалось, что есть множество правил и требований, и в результате работу я не получила».

За 12 лет Анна не получила ни одного предложения, которое было бы связано с подписанием трудового договора - предлагают лишь договор подряда и договор поручения. «Да, это довольно большая проблема, но я знаю, что ее преодолевает много людей, особенно молодых, - признает она. - Мне не по карману регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, я не могу позволить себе самостоятельно выплачивать взносы. Никто не хочет предоставлять мне работу на постоянной основе, поэтому у меня нет страховки. Когда я болею, то иду к частному врачу. В Польше на самом деле сложно удержаться, все дорого, а государство не обеспечивает никакой социальной опеки. Эта трудная общественная ситуация мне очень мешает, но одновременно я стараюсь в ней найти себя, не жаловаться и нормально жить».

На вопрос о польских национальных недостатках, с которыми она больше всего сталкивалась, она сначала не хочет отвечать. «Мне кажется, что это такая странная зависть по отношению к другим, - говорит она наконец. - Зависть, что кому-то лучше живется. Ну и это разграничение: свой и чужой. Люди все время обращают внимание на то, что я иностранка».

Одновременно Анна признается, что никогда не встречалась с открытой враждебностью, никто никогда не нападал на нее из-за этой «чуждости». «Даже когда я разговариваю по-русски со своими знакомыми, никогда не видела, чтобы это вызывало у кого-либо какую-то негативную реакцию. Ну и никогда не чувствовала никакого культурного шока, - добавляет она. - Наши славянские культуры - польская, украинская, российская - на самом деле очень похожи. Я из католической семьи, и Польша - очень католическая страна, поэтому почти ничто меня здесь не поражает».

Она не скрывает, что в Польше существует явное разделение иностранцев на людей с Запада - лучших, и с Востока - худших. «Я говорила, что не встречалась с враждебностью, когда говорила по-русски, потому что это правда. Но на меня и на людей, говорящих с восточным акцентом, даже если этот акцент очень слабо слышен, смотрят, как на принадлежащих к другой категории, худших, только потому, что мы с Востока. В Польше к нам относятся немного так, как когда-то относились к полякам, приезжавшим на Запад в поисках работы. Если ты приезжаешь с богатого Запада, то к тебе относятся иначе, лучше, все поражены тем, что ты выбрал Польшу. Но люди, приезжающие с Востока, никого не удивляют. Известно, что они ищут работу. Вот, дешевая рабочая сила».

Ссылка на материал: http://wiadomosci.onet.pl/kiosk/wschod-i-zachod-w-polsce,2,5424604,kiosk-wiadomosc.html