Menu

МИД Польши: «Проблема с визами в Беларуси – не наша вина»

«Эта проблема не исчезнет до тех пор, пока мы не сможем отправить в Беларусь больше консулов. С этим не хотят согласиться белорусы», - так представитель МИДа Марчин Босацкий комментирует скандал с блокировкой сайта польского электронного консульства белорусскими хакерами.

Неделю назад мы описали, насколько большую проблему имеют белорусы, которые хотят получить польскую визу. Теоретически на беседу с консулом можно записаться через польский сайт электронного консульства e-konsulat.gov.pl. Однако сроки собеседований блокируются специализирующимися на этом фирмами, а позже продаются. За 150-200 долларов. Белорусские информатики и хакеры только за прошлый год заработали таким способом не менее нескольких миллионов долларов.

По словам информаторов издания «Gazeta», замешаны в этом белорусские спецслужбы. Польский МИД признается, что хорошо знает об этой процедуре и объясняет, что пытается с этим бороться. Белорусская сторона отказывает, однако, в сотрудничестве, поэтому в визовом вопросе мало что изменится.
Беседа с Марчином Босацким, представителем МИД.

Славомир Скомра: «Проблема с выдачей польских виз касается исключительно Белорусии, или также других восточных стран?»

Марчин Босацкий: «Начнем с того, что мы не вводили визы для соседей с Востока по своей воле, нас лишь заставило это сделать вступление в зону Шенгена. Спрос огромен – граждане Беларуси, Украины, а также России хотят приезжать в Евросоюз и выбирают для этого чаще всего польские консульства. Мы хотим, чтобы Евросоюз для наших соседей устранил визы, но пока они есть, мы стараемся выдавать их как можно больше и наиболее цивилизованным способом. Их количество стремительно растет – из 700 тысяч в этих трех странах в 2009 году до 1.3 млн. в 2012 году. Фактически, в Белоруссии проблема самая большая. Потому что тамошние власти не соглашаются на большое количество упрощений, которые в других странах - например, на Украине - решают или хотя бы уменьшают проблемы.


В Беларуси 350 тысяч виз в год выдается несколькими консулами – каждый более 110 в день. А на увеличение количества наших консулов белорусские власти не соглашаются. Подобно, как и с введением новых посольств.

Вторая причина – спрос на визы уменьшился бы при открытии малого приграничного передвижения. Уже три года с нашей стороны всё готово для воплощения в жизнь этого соглашения. Белорусская сторона это блокирует.

Подобная ситуация была у нас несколько лет назад на Украине. Однако, там были созданы новые консульства в Одессе, Виннице, Севастополе, мы увеличили штат в уже существующих, например, в Львове. У нас там есть соглашение о МПП. И – что в Белоруссии невозможно – мы пользуемся аутсорсинговыми фирмами. Они принимают документы, обрабатывают их на начальном этапе и пересылают консулу, что позволяет выдавать большее количество виз.
Всего этого мы не можем в Белоруссии ввести, но, несмотря на это, в течение двух лет мы почти удвоили количество выдаваемых виз – с 200 до свыше 350 тысяч.

Это половина всех визы, выдаваемых белорусам странами ЕС. Их также привлекает то, что мы малому количеству заявлений отвечаем отказом, 1-2 %. И мы этим гордимся.

Мы хотим, чтобы наши восточные соседи ездили в Европу. Нам это на пользу, но прежде всего, это сближает белорусов с Евросоюзом. Нам жаль, что наши визы там являются предметом, за который нужно бороться, зачастую в плохих условиях. Но вина не лежит с польской стороны».

«Проблемы должен был ликвидировать портал электронного консульства, через который на собеседования можно записываться по интернету. Не удалось. Портал, вероятно, был оккупирован организованными группами, которые позднее перепродают сроки собеседований. Это хакерские нападения?»

«Не было атак на серверы МИДа. Никто не попал туда, куда не должен был попасть. Никакие данные не были украдены. Зато мы знаем, что массово создаются записи, отправляются на сервер и затрудняют его работу. У нас нет прямых доказательств о действии организованных групп, но исходя их того, что позднее сроки собеседований продаются, то мы имеем право так рассуждать.

Мы боремся с этим. Мы увеличили пропускную способность электронного консульства, выделили отдельные серверы, блокируем IP-адреса, затрудняющие работу системы».

«Это всё не решает проблем с визами. Ничего другого сделать не получится?»

«Без другого подхода белорусских властей, особенно без согласия на дополнительных новых консулов, мы не сделаем больших шагов. Но мы можем делать маленькие. Например, латвийский консул в Витебске три месяца выдает польские визы. Мы уже знаем, что это половина виз, которые он вообще выдает. Мы планируем также запустить call-центр.
Мы делаем, что можем, но проблема не исчезнет еще так долго, как долго спрос на польские визы будет огромным, а мы не будем иметь возможности направить в Белоруссию большие консульские силы».

«Тем временем, даже в независимой белорусской прессе можно прочесть, что визовые трудности – это результат, прямо скажем, взяточничества в консульствах».

«По большей части это эхо текстов польской оппозиционной прессы, которая пишет о коррупции в консульствах в Белоруссии без указания каких-либо доказательств. Все учреждения регулярно контролируются. У нас нет подозрений, что происходят такие ситуации.

По логике: если бы получение визы зависело от взятки, то было бы больше отказов. Консульства затрудняли бы получение визы, чтобы выманить взятку. Тем временем, отказы ничтожно малы, а количество выданных виз растет, несмотря на трудности.

А белорусские СМИ могли бы помочь, привлекая власти этой страны к введению МПП или выдаче Польше согласия на новых консулов».

Ссылка на источник