Menu

Славянская война

В августе Россия начала войну на два фронта – с братскими народами из Белоруссии и Украины. Но для Кремля важнее всего фронт – на Ближнем Востоке. Война за высокие цены на нефть стоит потерь на белорусском и украинском фронтах. Соседи, видя экономическое ослабление России, позволяют цинизм. Россия, в ответ, опасаясь потери доходов, объявляет торговую войну.

В конце августа в Белоруссии был задержан Владимир Баумгертнер, директор российского калиевого завода Уралкалий. Причина – предприятие пагубных действий в отношении белорусского государственного калиевого концерна Беларуськалий.

Баумгертнер в течение двух лет пытался перенять белорусский концерн. Это позволило бы ему охватить 40% мирового рынка калиевой соли, используемой в сельском хозяйстве в виде удобрения. В конце июня Уралкалий сообщил, что заканчивает сотрудничество с белорусским партнером в области экспорта калиевой соли при его посредничестве на европейские рынки, с точки зрения понесенных значительных трат. Дополнительно Баумгертнер предупредил, что намеревается снизить цены калиевой соли с 400 до 300 долларов за тонну. Белорусы оценили, что это спровоцирует потери в размере около 1,5 млрд. долларов США, то есть 10% экспорта страны. Газета «Советская Беларусь» указывает, что имеет материалы, касающиеся применения демпинга россиянами, имеющего цель – снизить стоимость Беларуськалий вместе с его экспортом. По приглашению премьера Белоруссии В. Баумгертнер прилетел в Минск на переговоры, касающиеся сотрудничества. Результат переговоров – арест и обвинение в причинении Белоруссии ущерба в размере 100 млн. долларов. Еще один – это значительный спад отметок акций Уралкалия на московской и лондонской биржах.

Белоруссия направила при посредничестве Интерпола международное письмо о преследовании группы управляющих Уракалия, пребывающих в Москве. Кремль это письмо проигнорировал, выступил с острой реакцией, не получив результата в виде увольнения директора концерна. Минск имеет заложника, Кремль начинает торговую войну. Одновременно с этим идет рассмотрение вопроса о выделении базы для российской авиации на территории Белоруссии и получения Минском очередного транша (шестого) стабилизационного кредита. Основа российско-белорусского конфликта имеет характер скорее политически, нежели экономический. Действия белорусских властей направлены на остужение аппетитов российских олигархов, которые решили на территории братской республики райдерским методом перенять имущество – большой российский бизнес, который пытался своими методами подействовать на территории Белоруссии. Президент Лукашенко в прошлом году заявил, что ему предлагали пять миллиардов долларов за продажу Беларуськалий. Цена, предлагаемая россиянами, а конкретно – Сулейманом Керимовым – за предприятие составляла 10 млрд. долларов, белорусская сторона оценила в 30 млрд. долларов США. Отказ Лукашенко спровоцировал то, что россияне приняли иную тактику с целью перенятия белорусского предприятия.

Автоматически россияне ограничивают экспорт нефти в Белоруссию. Причина – ремонт трубопровода «Дружба», который имеет особенность ремонтироваться тогда, когда получатель нефти конфликтует с Москвой. Об этом узнал польский Orlen, когда перенял топливную компанию в литовском Мажейкяе.

Транснефть с начала сентября ограничила поставки в Белоруссию на 400 тысяч тонн нефти. Президент Российской Федерации не предпринимает никаких действий, частично это делает его администрация, пытаясь ограничить распространение торговой войны. Через два дня после задержания директора российского концерна Кремль объявляет претензии касательно молочной продукции из Белоруссии. Подвергает дополнительным исследованиям 240 образцов молочной продукции, из которых 72 не отвечают показателям качества и безопасности.

Если между Россией и Белоруссией идет маневровая война, то уже с Украиной война позиционная. Причина – место Украины между Востоком и Западом. С долговременной точки зрения логичным становится интерес Киева к большому и открытому рынку Европы, а не к экономике России. Киеву требуются инвестиции и технологии на уровне средних проектов, улучшения инвестиционного климата. Он рассчитывает, что это получит, принимая евросоюзные правила игры. С краткосрочной точки зрения потеря российского рынка будет очень болезненна для экспорта украинских предприятий. В августе украинский шоколад стал хуже для здоровья россиян, чем белорусская сметана. Но и этого было мало, на российско-украинской границе был введен тщательный контроль – в результате замер взаимный торговый обмен. Федерация работодателей Украины (FRU) утверждает, что с 14 августа текущего года все украинские экспортеры были зачислены в группу риска. В прошлом году в Россию из Украины были ввезены товары стоимость около 27,5 млрд. долларов, в этом году прогнозы указывают на 16,2 млрд. В июле ограничен беспошлинный ввоз украинских труб (их производит приверженец сближения с ЕС Виктор Пинчук), с августа российская санитарно-эпидемиологическая служба ввела запрет импорта из Украины продукции Roshen (производитель, известный своими проевропейскими взглядами Петро Порошенко).

В обеих торговых войнах, в которые ввязалась Россия, есть еще один пункт: соседи и традиционные торговые партнеры отличились отсутствием взаимопонимания, которое сопутствовало «интеграции». С одной стороны торговая война имеет место, когда прогнозы для российской экономики все хуже, с другой – Россия тратит «союзников» в виде ухудшения отношений с США и странами Европы на фоне сирийского конфликта. Для России конфликт на Ближнем Востоке – это манна небесная. Несколько долларов премии в цене барреля нефти важнее, чем выигранная или проигранная война с Белоруссией и Украиной.

У России есть уже почти двадцатилетний опыт в торговых конфликтах с Украиной и Белоруссией. 3 мая 1994 года Газпром приостановил поставки газа на Украину по причине долга в 900 млн. долларов США и вне права задержки части, предназначенной на экспорт в иные европейские страны. Киев заплатил 100 мн. долларов США и представил график оплаты долга. Очередные конфликты (1998 г.) касались ограничения сотрудничества энергосетей, причина – задолженность Украины в размере 130 млн. долларов.

1 января 2004 года Газпром приостановил поставки газа в Белоруссию по причине отсутствия согласия белорусской стороны на создание совместного предприятия на базе Белтрансгаза.

Двумя годами позже (январь 2006 г.) Газпром приостановил поставки на Украину по причине расхождений в цене. Россияне хотели 230 долларов вместе 50 за 1000 кубометров. В ответ Киев принял часть российского газа транзитом, направленного на экспорт. Конфликт закончился компромиссом и ценой 95 долларов США.

В январе 2006 года россияне ограничили ввоз молока и мяса из Украины, потери украинских предприятий при этом составили около 50-60 млн. долларов. В феврале 2006 года Россия ограничила ввоз белорусского сахара, в ответ белорусы приостановили импорт российских сладостей и алкоголя. В начале 2007 года ограничения уже касались контингента на белорусский сахар до 180 тысяч тонн. Январь 2009 года принес российско-украинский конфликт, связанный с отрезанием поставки земного газа. Результат – 18 европейских стран было лишено поставок. Основание конфликта – цена газа: россияне хотели 450 долларов, украинцы давали 250 долларов за 1000 кубометров.

Очередные конфликты касались ограничений в поставках на российский рынок белорусских молочных продуктов, ограничения поставок российского газа в Белоруссию по причине задолженности. В результате оказалось, что россияне значительно больше были должны белорусам в виде оплат за транзит газа в европейские страны. В феврале 2012 года россияне спровоцировали «сырную» войну в Украиной: в результате ограничения поставок сыров на российский рынок украинские предприниматели понесли убытки в размере 46,8 млн. долларов.

Автор: доктор Хенрик Борко

Ректор Варшавской высшей школы экономики в Konsorcjum FUTURUS

Ссылка на источник