Menu

23% поляков верит, что в Смоленске произошло покушение

23% опрошенных считают, что четыре года назад в Смоленске произошло покушение – следует из исследования, опубликованного в Gazeta Wyborcza. Ярослав Гугала из Polsat не имеет сомнений, что эта группа была бы меньше, если бы не поведение СМИ. «Вся группа СМИ сделала огромные деньги на поиске сенсаций. Они делали это из жажды наживы», - сказалл он на TOK FM.

Большинство поляков считает, что смоленская катастрофа – это обычная авиа-авария - следует из опроса, проведенного для газеты. Считают, что к катастрофе привели давления на пилотов (32%), ошибки пилотов или диспетчеров (30%), общая суматоха (29%). Но для целых 23% опрошенных события четырехлетней давности – это результат покушения или заговора.

По мнению Ярослава Гугалы, влияние на то, что так много людей верит в покушение, имеет позиция журналистов. «СМИ в вопросе смоленской катастрофы работали фатально: в поисках сенсации, ловя каждую деталь, из которой можно сделать сенсацию. Вся группа СМИ, которые заработали на этом огромные деньги. Они делали это из жажды наживы. Давайте стукнем себя в грудь – мы, СМИ, делали людям воду из мозгов!», - призывал он в интервью на радио.

Хотя, по словам Гугалы, все журналисты и должны «посыпать головы пеплом», есть СМИ, которые сделали особенно много плохого. К группе тех, кто заработал на смоленской катастрофе, он причислил издание «Gazeta Polska», которое «троекратно увеличило тиражи». Досталось даже газете, которую – как признал журналист Polsat – он ценил больше всего.

Речь шла об известной статье на тему следов тротила, найденного в обломках президентского самолета, от октября 2012 года. Rzeczpospolita сделала из этого вывод, что произошло покушение. А права на это не имела», - оценил журналист.

Обвинения возмутили Томаша Врублевского, который во время публикации текста был главным редактором Rzeczpospolita. «Никто не делал вывода, что произошел теракт!» - писал отзыв он. «В своем комментарии я призывал к верификации всех предположений. Я написал, что нужно сообщать о них. А ведь экспертиза, касавшаяся детекторов – это была информация, которая много месяцев была в прокуратуре. Но была предоставлена общественности».

По словам бывшего руководителя газеты, если СМИ фактически делали воду из умов людей, «то это потому, что они сами были дезинформированы, сообщали информацию, например, получаемую со стороны правительства». «СМИ обязаны верифицировать, проверять информацию, а не публиковать каждую сплетню, которую услышат», - не прерывал атаки Ярослав Гугала. По его мнению, информация о нахождении следов взрывных материалов заслуживала маленького текста в глубине газеты. А не публикации на первой полосе с предположением о покушении. «Вы совершили большую ошибку и понесли за это наказание».

Напомним, что публикация в Rzeczpospolita вызвала настоящее землетрясение. Должности потеряли не только автор текста Цезари Гмыз и главный редактор Томаш Врублевский. Уволены были также шеф краевого отдела Мариуш Станишевский и заместитель редактора Бартош Марчук.

Предусмотрительным в критике Rzeczpospolita был Павел Лисицкий. Не только потому, что сам управлял ежедневником. Сегодня он работает с Томашем Врублевским в одной редакции.

Но, несмотря на это, он признал, что известный текст Цезария Гмыза мог быть прочитан только одним способом. «Об этом свидетельствует хотя бы высказывание Ярослава Качиньского на конференции, организованной в день публикации статьи. Председатель говорил о преступлении, об убийстве 96 человек. То есть, такой смысл предполагался намеренно. Наверно нужно было осторожнее строить текст. Достаточно было бы поставить больше сомнений и знаков вопроса», - оценил Гугала.

Ссылка на источник